«Упражнялся в китайской словесности, не допускал себя до роскоши»

240-летию со дня рождения выдающегося чувашского ученого-востоковеда, 

основоположника российской синологии Никиты Яковлевича Бичурина (о. Иакинфа) (1777–1853) посвящается

Историки и сами не знают, сколько еще предстоит открыть в творчестве отца Иакинфа. Сейчас, когда в России постоянно говорят о повороте на Восток, научные труды китаеведа, священника, миссионера, путешественника, равно как и отзывы о Поднебесной, приобретают особую ценность. Сегодня «Достояние Республики» имеет честь опубликовать часть протокола допросов отца Иакинфа, проливающих свет на жизнь чувашского ученого в Китае.

Сын чувашского священника Якова Данилова, получив образование в Казанской духовной академии, избрал монашескую жизнь с именем Иакинф. Путь этого выдающегося человека был стремительным. В 1802 году судьба забросила его в Вознесенский монастырь Иркутска, где он исполнял должность архимандрита, в 1806-м он был сослан в Тобольск. В мае 1807 года монаха Иакинфа, еще не достигшего тридцати лет, назначают главой IX Российской духовной миссии в Пекине. С 1808 по 1821 годы отец Иакинф руководит миссией и одновременно собирает богатые сведения об истории, географии, языкознании, философии, культуре Китая и Центральной Азии и многом другом. В последующем эти бесценные знания легли в основу фундаментальных монографий, словарей, статей и его богатейшего архивного наследия. Труды по востоковедению Никиты Бичурина получили признание российского и зарубежного научного сообщества. В 1828 году его избирают членом-корреспондентом Российской академии наук. В 1834, 1839, 1842 и 1849 г. отец Иакинф удостаивается Демидовской премии – самой почетной неправительственной награды России.
Одной из трагических страниц жизни архимандрита Иакинфа стала ссылка, проведенная им три с лишним года на Валааме. Этому предшествовали следствие и суд со стороны духовных сановников, продолжившиеся практически сразу же после его возвращения из Китая в 1822 году. Эти материалы собраны в одно следственное дело фонда Санкт-Петербургской духовной консистории и хранятся под заголовком «О пекинских миссионерах, возвратившихся в Россию» в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб).
С начала 2017 года сотрудники Чувашского государственного института гуманитарных наук приступили к изучению и подготовке к изданию документов следствия и изъятых у Никиты Бичурина рукописей. По содержанию документальный комплекс показывает ход следственного процесса (указы, допросы, переписка, свидетельские показания и т.д.) и позволяет в деталях изучить деятельность миссионеров.
В частности, самого архимандрита Иакинфа как руководителя IX Российской духовной миссии в Пекине (1808–1822 гг.) и как будущего известного востоковеда.
Особый интерес представляют вопросы, на которые отвечал отец Иакинф. 44 пункта были составлены из доноса бывших учеников указанной миссии Сипакова, Зимайлова, Громова, а также донесений руководителя X миссии Каменского.

ИЗ ПОКАЗАНИЙ ОТЦА ИАКИНФА*
11 пункт:
«30-го числа декабря 1810-го года никакой театральщик к нему, архимандриту, привозим не был ни в телеге его, архимандрита, ни в каком постороннем экипаже, и не ночевал у него. Следовательно, и денег нисколько от него, архимандрита, не получал. Равно и 3-го числа генваря 1811-го года один и тот же театральщик, коего им в донос написано, к нему, архимандриту в монастырь не приезжал, и в театр его с собою не приглашал. И потому в театре с ним и с иеромонахом Серафимом не был, и в другое время никогда там не бывал же. А случалось иногда бывать ему, архимандриту, в домах пекинских китайских чиновников в гостях, в их дни рождения, на обедах и по делам для переговоров. Следовательно, что в сем 10-м пункте на него, архимандрита, написано, есть всех не справедливо».
12 пункт:
«В генваре месяце того ж тысяча восемьсот одиннадцатого года на воскресный день у иеромонаха Серафима он, архимандрит, в компании, как написано в доносе, троих учеников не был. Следовательно, и мальчиков из цирюльни не видал, да и никогда ни у кого из свиты своей, равно и у Серафима, в кельях их не бывал. А приглашались все, составлявшие миссию его, члены оной, им, архимандритом, к себе к столу в одни только большие праздники и высокоторжественные дни».
18 пункт:
«Образ жизни его в Пекине состоял в ежедневном упражнении в китайской словесности при помощи китайских учителей, не допуская себя не только до не вероятной, но и до малейшей роскоши. Жалованья свои понапрасну никогда не тратил, и до чужих не касался, а раздавал сие всем составлявшим миссию, ежемесячно, что могут подтвердить возвратившиеся сюда иеромонахи Серафим и Аркадий, переводчик Сипаков и причетник Яфицкий.
До хищений же никогда себя не допускал, ничего ни у кого не удерживал, и крепостей как домовых, так и пашенных, нигде и никому не закладывал. Не закладывал и своего платья, не имея никогда в деньгах нужды. Доносители во всем показанные ими 8-ми месяцев жалованье свое получали не билетами, а серебром каждого месяца» (ЦГИА СПб, ф. 19, оп. 120, д. 413, л. 38, об. 40, 43–43).
Из приведенных ответных пунктов следует, что отец Иакинф вел жизнь, отличную от тех же самых доносчиков-миссионеров. Все усилия Бичурина были направлены на профессиональное изучение географии, истории, статистики, культуры, образования, науки, языка, религии народов Китая, Маньчжурии, Монголии, Тибета, Восточного Туркестана, Средней Азии.
Высоко оценивая вклад отца Иакинфа, известный ученый Петр Скачков III главу «Очерков истории русского китаеведения» назвал «Бичуринским периодом отечественной синологии». Еще в 1934 году он же указывал, что в анализируемом нами деле сохранилась рукопись архимандрита Иакинфа, изъятая во время следствия. Скачков в 1934 году озаглавил ее «Путевые журналы китайских посольств». Этот пласт творчества отца Иакинфа – уже другая история.

*Орфография, пунктуация и стиль документа сохранены

При подготовке материала были использованы архивные данные, любезно предоставленные кандидатом исторических наук, научным сотрудником исторического направления Чувашского государственного института гуманитарных наук Д.В. Басманцевым