Путешествие во времени: письменность древних чуваш

Достояние всего народа – его бесценное культурное наследие. Что первым приходит вам на ум? Известные люди? Произведения искусства? Научные достижения? Безусловно, да. Но было бы это возможно, если бы у нас с вами не было письменности? Той самой, изначальной, народной, с виду простой, но удивительно многозначной и емкой.

ДРЕВНИЙ АЛФАВИТ
Чуваши, как и многие другие народы с древней культурой, в далеком прошлом пользовались своеобразной графикой, сложившейся в форме рунического письма. Его зарождение, развитие и прекращение существования связаны с историческими событиями: переменами в жизни, изменениями социального строя, идеологией, преображениями географической среды.
Алфавит древнечувашской рунической письменности содержит около 35 знаков, что совпадает с количеством букв древнего классического рунического письма. По расположению и количеству, начертаниям, фонетическим значениям, наличию литературной формы знаки чувашских памятников входят в общую систему рунического письма восточного типа, к которому относится письменность Средней Азии, Орхона, Енисея, Северного Кавказа, Причерноморья, Болгарии и Венгрии.
Форма чувашских знаков зависела от используемого материала и техники воспроизведения. Поэтому конфигурация некоторых букв доходит до 5-6 вариаций. Текст писали справа налево, сверху вниз, во многих случаях, особенно в вышивке, использовали приемы лигатуры и узоров.

РУНЫ И ВЫШИВКА
С буквами алфавитов рунических письменностей имеют поразительное сходство знаки в чувашской вышивке. Мелкие фигуры, называемые в народе çыру тĕрри – узорами письма, в основном подчиняются закону построения орнамента, но отдельные знаки приближаются по своему строю к надписям. Вторая форма встречается редко, между тем первая распространена очень широко. Знаки узоров сходны также с древнеболгарской и древне-венгерской рунической графикой. В узорах письма немало знаков, характерных для памятников Причерноморья. Имеются в них буквы и древнегреческого письма. По своим формам знаки вышивки повторяют буквы надписей на произведениях из твердого материала, что свидетельствует об их общности и о возможности включения знаков как первой формы творчества, так и второй в один структурный ряд – в один алфавитный порядок.
Суваро-болгары принесли руническую письменность в Волго-Камье и Среднее Поволжье. Здесь она получила дальнейшее развитие: в народе рунические письмена были распространены очень широко, воспроизводились на различных предметах, материалах и в различной технике.
Однако в результате проникновения в жизнь болгapо-сувар новой идеологии – ислама и связанным с ним распространением арабского языка,
культуры и письменности руны были вытеснены из повседневной жизни, а затем и из культуры народа. В современной жизни они дают нам напоминание о себе в прекрасной чувашской вышивке, украшающей народные костюмы и предметы быта.

ПОСЛЕ РУН
В эпоху Волжской Болгарии и в последующий период среди болгаро-чувашей, особенно среди мусульман, получила распространение письменность на основе арабской графики, о чем свидетельствуют надписи на намогильных памятниках, сделанные на древнечувашском языке арабскими знаками. По мнению тюрколога Михаила Федотова, «надписи болгарских каменных надгробий XIII-XIV вв. донесли до наших дней фонетические особенности чувашского языка, что было бы невозможно без существования древнечувашской письменности на базе арабской графики». В период Золотой Орды и Казанского ханства древнечувашская письменность на основе арабской графики исчезла.

АЛЬТЕРНАТИВА РУНАМ
Помимо названных выше вариантов письменности в быту чуваши с давних времен широко пользовались приемами пиктографии (картинного письма) и идеографии (иероглифами), числовыми знаками. Знаки вырезали главным образом ножом на деревянных брусах и бирках, топором на бревнах, лопатой на земле. Наиболее широкое распространение имели тамги (тавры) – бывшие родовые знаки, превратившиеся в символ собственности. В качестве прототипа для тамги, по имеющимся этнографическим данным, выступали простейшие геометрические фигуры (круг, квадрат, треугольник, угол и др.), сакральные пиктограммы, птицы и животные, бытовые предметы, орудия труда, оружие и конская сбруя, иногда – буквы разных алфавитов. Основные требования, предъявляемые к тамге, – это графическая выразительность и лаконизм, а также наличие потенциальной возможности варьирования в рамках существующей изобразительной схемы. Tамги ставили не только на бирках, загонах, мешках и т.п., но и на официальных документах.
Хотя сегодня мы встречаем лишь отголоски рунической письменности, без нее нельзя представить многовековой пласт культуры чувашского народа и ее связь с нитями цивилизации, идущими не только от Волжской Болгарии, но и из Индии, Ирана, Передней Азии, Северного Кавказа, Причерноморья, от античности Средней Азии до соприкосновений с угро-финскими народами Среднего Поволжья.

История чувашской письменности представлена тремя периодами:

1. Период древнечувашской письменности (до XVI века), представленный руническим алфавитом, частично сохранившимся до XIX века, и алфавитом на основе арабицы.
2. Период старочувашской письменности (XVIII век – 1871 год), в котором для записи чувашской речи использовался русский алфавит без добавления специальных букв для звуков, характерных для чувашской речи.
3. Период новой чувашской письменности (с 1871 года), также представленный двумя алфавитами, каждый из которых в той или иной степени был адаптирован для записи чувашской речи: чувашский алфавит на основе кириллицы и чувашский алфавит на основе латиницы. Данный период включает два подпериода:
1871-1917 гг.;
с 1917 года по настоящее время.

Материал подготовлен при содействии историко-географического факультета ЧГУ им. И.Н. Ульянова с использованием материалов книг В.Ф. Каховского «Была ли письменность у чувашей в древности?», Е.Ф. Каховского «О рунической письменности древних чувашей», М.А. Хабичева «О древнетюркских рунических надписях в катакомбах», А.А. Трофимова «Древнечувашская руническая письменность: Памятники. Алфавит. Дешифровка». Редакция выражает отдельную благодарность за консультацию кандидату исторических наук, научному сотруднику исторического направления Чувашского государственного института гуманитарных наук Д.В. Басманцеву